17.06.2013

Роман Бевзенко о модернизации Гражданского кодекса

roman_bevzenko_o_modernizacii.jpg14 июня в Красноярске состоялся семинар-практикум, посвященный модернизации Гражданского кодекса РФ. Ведущим мероприятия, организованного Информационным центром "Искра" совместно с Красноярским региональным отделением "Ассоциации юристов России", стал начальник Управления частного права ВАС РФ, член рабочей группы по подготовке Концепции реформирования гражданского законодательства при Совете по кодификации гражданского законодательства при Президенте РФ, кандидат юридических наук – Роман Сергеевич Бевзенко.

Актуальность и значимость рассматриваемых вопросов привлекла широкий круг участников семинара, на котором присутствовали не только корпоративные и частнопрактикующие юристы, адвокаты, но и судьи Арбитражного суда Красноярского края.

Роман Бевзенко рассказал красноярским юристам об основных изменениях, внесенных в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации, федеральными законами от 30.12.2012 № 302-ФЗ и от 07.05.2013 № 100-ФЗ, с позиций концепции и перспектив реформы гражданского законодательства, что весьма важно для уяснения сути вносимых в него изменений.

Напомним, названными двумя федеральными законами вносятся изменения в общие положения кодекса, а также положения о сделках, представительстве и доверенности, вводится глава, посвященная решениям собраний. На очереди – изменение норм кодекса о вещах, ценных бумагах и нематериальных благах: парламент рассматривает законопроект в третьем чтении. Это четвертый федеральный закон из девяти, реформирующих положения высшего акта гражданского законодательства. Что касается еще одного закона из этой серии, пожалуй одного из самых обсуждаемых, — о юридических лицах и корпоративных отношениях, то его принятие существенно затормозило предусмотренное право суда признавать юридические лица аффилированными де-факто. Хотя в судебной практике это положение уже нашло отражение в виде известного корпоративным юристам "дела падчерицы", его законодательное закрепление никак не могло устроить крупный бизнес. Однако, в конечном итоге, правительство отстояло эту норму, а она была "единственным, что держало блок корпоративного права".

Несмотря на то, что разбивка изменений на отдельные законы призвана способствовать их более быстрому принятию, и постепенному вхождению в жизнь, такой подход, по мнению ведущего семинара, нельзя признать удачным как нарушающий изначально заложенную в проекте логику правовых решений. Особенно ярко это проявилось на примере отмены государственной регистрации аренды, что потом пришлось спешно исправлять. Так, согласно концепции законопроекта регистрация аренды должна была быть отменена в связи с тем, что в новом понимании аренда не должна была сохраняться при переходе права на вещь к третьему лицу. Но для этого потребуется отменить статью 617 ГК, а не только внести изменения в общие положения ГК о государственной регистрации. На практике же отмена госрегистрации аренды ранее отмены статьи 617 ГК привела к невозможности покупателя узнать об обременении при приобретении недвижимости, и как, следствие, возможному нарушению его прав сохраняющейся арендой, что естественно не предполагалось при подготовке изначально единого законопроекта.

Тем не менее, до конца года все законы должны пройти через Госдуму, а в перспективе возможно изменение второй и третьей частей кодекса, — полагает Роман Бевзенко.

Вторая часть ГК должна быть приведена в соответствии с изменяющимися общими положениями, а необходимость изменения третьей обусловлена несовершенством норм наследственного права, рассчитанных на ситуации, когда "умирая, человек оставляет после себя ковер, тапочки и кошку": наше наследственное право не регулирует передачу сложных имущественных комплексов и не содержит норм о банкротстве наследственной массы, свойственных развитому правопорядку. А все потому, что российское гражданское право – "юридический котопес: мы вроде бы в капитализме, но частного права у нас нет", о чем, в частности, свидетельствует наличие таких конструкций как право оперативного управления, хозяйственного ведения, и специфических участников оборота – государственных и муниципальных предприятий.

Характеризуя юридико-техническую сторону реформы гражданского законодательства, Роман Бевзенко отметил сложность законодательных текстов, которые написаны таким языком, что разобраться в них человеку, не обладающему юридическим образованием, будет очень сложно. В таких обстоятельствах особое значение имеет понимание сути реформы.

Чтобы лучше разобраться в новеллах, необходимо пользоваться Концепцией развития гражданского законодательства, которую можно рассматривать как "обширную пояснительную записку к законопроектам". Суть этого документа заключается в описании существующих проблем применения существующей редакции ГК, рассмотрении возможных вариантов их решения и обосновании выбранного варианта – того, который с большой степенью вероятности найдет свое отражение в новой редакции кодекса. Однако следует помнить, что не все идеи, заложенные в концепции, будут реализованы в законе. Иными словами, "концепция не будет реализована в законе один в один".

Удобнее всего предложение Романа Бевзенко будет реализовывать судьям арбитражных судов: по его словам ВАС РФ рассматривает возможность подготовки адаптированного текста концепции с собственными пометками для судей.

Ключевой идеей реформы, пронизывающей содержание многих новелл ГК, является закрепление в качестве одного из начал гражданского законодательства принципа добросовестности, согласно которому всякое лицо при осуществлении прав должно действовать добросовестно и не вправе извлекать выгоду из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункты 3-4 статьи 1 ГК РФ в новой редакции). Эти положения, Роман Бевзенко неспроста назвал "главным, что есть в реформе", поскольку, являясь универсальным принципом, они позволяют пресечь недобросовестное поведение в любом случае. "Это оружие в руках умелого профессионала, но не юристу оно недоступно".

Именно на принципе добросовестности базируются многие новеллы двух законов, подробно разобранных в ходе семинара, но особенно ярко это прослеживается в новых положениях о недействительности сделок, направленных на минимизацию случаев ухода недобросовестных контрагентов от исполнения сделок под предлогом их недействительности. Так, заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на ее действительность (п. 5 статьи 166 ГК РФ в новой редакции).

Последнее наряду с появлением новой главы Гражданского кодекса, посвященной решениям собраний и основаниям их оспаривания, вызвало особый интерес присутствующих. Кроме того по инициативе КРО АЮР Роман Бевзенко дополнительно рассмотрел вопрос о проекте постановления ВАС, посвященного возмещению убытков, причиненных лицами, входящими в органы управления юридического лица.

В завершение мероприятия организаторы и участники семинара выразили Роману Бевзенко благодарность за интересную лекцию, на которой в доступной форме и на наглядных примерах было показано с какими новеллами гражданского законодательства предстоит работать юридическому сообществу уже в ближайшее время.