16.04.2013

"А судьи кто?" Разговор о судьях и их "странных" фотографиях в социальных сетях

На запрос "профессиональная этика" Яндекс выдает три миллиона ответов. Если сказать лаконично, то это совокупность норм, которые регулируют личное и профессиональное поведение. Свои нравственные кодексы есть у представителей целого ряда профессий, чья деятельность обусловлена общением с людьми, имеет влияние на их жизнь, здоровье и судьбу. Так, врач, давая клятву Гиппократа, обязуется все делать ради больного и свято хранить врачебную тайну. Учитель уважает личность ученика, ученый бескорыстно служит истине, офицер, проявляя стойкость и мужество — Отечеству. Своя этика поведения есть у журналистов, писателей, работников сферы обслуживания. Но в свете нескольких последних, вызвавших общественных резонанс событий, этот материал – об этике юриста.

Депутаты Законодательного Собрания края на заседании комитета по вопросам законности и защиты прав граждан в рамках своей работы утверждают кандидатуры мировых судей, которые потом рекомендуют к назначению на сессии краевого парламента. До заседания народные избранники из профильного комитета тщательно изучают представленные документы, в числе которых служебные характеристики, сведения о полученном образовании и трудовой деятельности, награждениях, заключение Квалификационной коллегии судей Красноярского края. Вопрос с назначениями судей, как на заседании комитета, так и на сессии рассматривается одним из первых, проходит довольно быстро и, как показывала практика, как правило, всегда кандидатуры утверждение проходят. Так и 2 апреля на заседании комитета по вопросам законности и защиты прав граждан (председатель Юрий Швыткин) ничего, что могло бы наделать шуму и стать объектом пристального внимания нескольких телекомпаний города, не ожидалось. Рядовое рабочее заседание – не более того… В повестке у депутатов значилось порядка десяти вопросов, в том числе им предстояло согласовать кандидатуры мировых судей в Красноярском крае.

Речь шла о четырех претендентах. Из них на трехлетний срок полномочий претендовали: Евгений Сагалаков — на должность мирового судьи судебного участка №44 в Козульском районе, Елена Гершенович – на должность мирового судьи судебного участка № 128 в Ужурском районе; на пятилетний срок полномочий: Оксана Михайлова на должность мирового судьи судебного участка № 46 в Железнодорожном районе, Людмила Зверева — на должность мирового судьи судебного участка № 126 в Туруханском районе.

Что касается кандидатур Елены Гершенович, Оксаны Михайловой и Людмилы Зверевой, то они нареканий у парламентариев не вызвали. После того, как члены комитета задали претендентам ряд вопросов, решение было принято единогласно – рекомендовать кандидатуры к утверждению на сессии.

А вот что касается кандидатуры Евгения Сагалакова, то, по информации заместителя председателя комитета по вопросам законности и защите прав граждан Марины Добровольской, в социальной сети "Одноклассники" им еще в 2007 году было размещена фотография, где он, находясь в рабочем кабинете, сидит, положив ноги на стол на кипу документов. Подпись к снимку гласила: "А работа, а вот так я с ней!". Распечатка данной фотографии была продемонстрирована депутатам.

К слову Евгений Сагалаков, 1980 г.р., окончил Хакасский государственный университет по специальности "юриспруденция". Работу в органах прокуратуры начал с 2003 года. Работал в прокуратуре Эвенкийского автономного округа и Красноярского края, в следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре РФ по Красноярскому краю следователем, заместителем руководителя следственного отдела, старшим помощником прокурора района. С 2009 года является заместителем прокурора Эвенкийского района. Как сказано в служебной характеристике, он "за период работы зарекомендовал себя с положительной стороны, как исполнительный и добросовестный сотрудник. Обладает организаторскими способностями, необходимыми теоретическими знаниями и практическими навыками. Ответственно относится к исполнению служебных обязанностей". К дисциплинарному взысканию привлекался, по сведениям, лишь однажды – в 2012 году.

Депутаты из профильного комитета (Юрий Швыткин, Марина Добровольская, Николай Трикман, Павел Черепанов и Денис Побилат) высказались относительно этического поведения кандидата на должность мирового судьи весьма категорично. У парламентариев возникли сомнения, готов ли Евгений Сагалаков к столь ответственной должности.

На вопрос, зачем он выложил в социальную сеть такую фотографию, Евгений Сагалаков ответил, что он "сделал это не подумав, час назад удалил снимок".

Представитель краевого суда в связи с изложенными выше обстоятельствами попросил отложить рассмотрение кандидатуры Сагалакова на сессии Законодательного Собрания для выяснения дополнительных сведений о кандидате. Депутаты с такой просьбой согласились.

Марина Добровольская, заместитель председателя комитета по вопросам законности и защиты прав граждан: "Я бы хотела, чтобы человек, который вершит правосудие от имени государства, был если не кристально чистым, то хотя бы порядочным и соблюдал элементарные приличия. Когда судья появляется, положив ноги на стол с документами, и приписывает, „а вот так я работаю“, то, это значит, что он так и судить будет?! Я не хочу, чтобы меня судил такой человек. Решив связать свою жизнь с правосудием, ты должен осознавать, какие обязательства на тебя это накладывает. Ты должен быть некомпроментируем. Все фото, выложенные в Интернет, имеют широкий доступ. Можно предположить, как человек отнесется к судьбе другого, если он глубоко начихал на то, что называется работой. Я считаю, это недопустимым. Все, кто идут в эти органы – прокуратура, полиция, судейство – должны чтить этический кодекс".

Наверно, всю эту историю можно было бы спустя какое-то время забыть, тем более, что для края это, пожалуй, единичный пример того, когда претендент в судьи получает жесткий отпор со стороны законодателей. Но, если вспомнить ряд подобных ситуаций, имевших место в других территориях за последнее время, невольно на ум приходят слова классика: "А судьи кто?"

Итак, случай первый. В 2011 году федеральная судья из Улан-Удэ Ирина Левандовская, по сути, лишилась должности из-за того, что выложила "Вконтакте" фотографии, на которых была запечатлена с бутылкой водки в ресторане. Снимок можно было расценивать как демонстрацию вкусовых пристрастий к данному напитку. Комиссия по судебной этике при совете судей Бурятии предоставила в совет судей республики заключение "о наличии в действиях судьи Ирины Левандовской нарушений норм судейской этики". При этом как к профессионалу к судье претензий не было. В 2001 году Левандовская с отличием закончила Томский госуниверситет, затем по прокурорской лестнице быстро дошла до уровня зампрокурора района, потом стала федеральным судьей. Но легкомысленное поведение повлияло на ее отстранение от должности и, следует полагать, поставило точку в карьере.

Случай второй. Январь 2013 год. Городской суд Благовещенска. Суд идет, а судья Евгений Махно спит. Не дремлет, не зевает, не клюет носом, а именно безмятежно спит. Эти кадры попали в Интернет. Кстати, на том судебном заседании рассматривалось дело предпринимателя Андрея Н., которого обвиняли в мошенничестве. Судья Махно приговорил бизнесмена к пяти годам колонии общего режима. Свою вину Н. не признал. Благодаря видеозаписи у него появился шанс добиться пересмотра приговора.

Случай третий. 19 декабря 2012. VIII Всероссийский съезд судей. Принят новый кодекс судейской этики. Документ рассказывает о том, как должны вести себя судьи — причем не только на работе, но и в повседневной жизни. В частности, там есть пункты, касающиеся того, что требуется следовать "высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи". Судья должен соблюдать высокую культуру поведения в процессе, поддерживать порядок в судебном заседании, вести себя достойно, терпеливо, вежливо в отношении участников процесса и других лиц, присутствующих в судебном заседании, — подчеркивается в кодексе. Напрямую то, что устраивать сончас во время заседания нехорошо, в документе не говорится.

Первые два случая и история с нашим красноярским претендентом показывают, как НЕ НАДО себя вести, а кодекс говорит – как должно. Казалось бы, легко и просто теперь обвинить служителей Фемиды в некомпетентности, глупости, попрании норм и догм судейской этики, если уж на то пошло, вообще во всех грехах, да и дело с концом. Но мне лично сложно представить, что человек с высшим образованием, который ранее ни в чем предосудительном-то и замечен не был, находясь, что называется, в здравом уме и твердой памяти, пойдет на сознательное нарушение правил моральной этики. Для эпатажа? Чтобы показать, вот какой я герой, никто мне не указ, я – представитель власти и мне теперь многое позволено? Или поступок обусловлен повальным увлечением соцсетями и Интернетом?

В чем причина такого поведения? Неужели, подчеркну еще раз, не вчерашний выпускник вуза, а специалист, имеющий десятилетний стаж работы, не отдавал себе отчета, чем чревата демонстрация столь сомнительных снимков в Интернете? Причем фото размещались в общем, а не приватном доступе, то есть изначально предполагалось: "Заходите, люди добрые, смотрите, комментируйте, вот он я во всей красе".

Кстати, вспомнился еще один эпизод, имевший место несколько лет назад. Сергей Гуров, в то время являвшийся министром спорта края, выложил в Фейсбук фотографию, где он был снят с голым торсом на фоне пейзажа в Ергаках. Тогда это тоже вызвало широкий общественный резонанс, на телевидении прошло несколько сюжетов, в самой же соцсети комментарии под фотографией были и от депутатов Законодательного Собрания, и от представителей администрации: мол, негоже министру в таком облике появляться в Интернете. Кто-то предлагал "вывесить эту фотку на Мира, 110", другие язвительно замечали, что теперь ждут подобной фотосессии и от других министров, "с разводным ключом в колодце, с мастерком на стройке, у рояля. Или все топлесс". Многие же высказывались в том духе, что так министерство наглядно пропагандировало здоровый образ жизни и туризм – природный парк Ергаки.

Экс-министра, позирующего топлесс, в этой статье я упомянула неслучайно. У государственных гражданских служащих также имеется свой этический кодекс, который дает определенные моральные установки, правила поведения на работе и вне ее. В частности, там, например, говорится о том, что госслужащий должен воздержаться от курения в общественных местах и вообще стараться быть образцом морали. Но вот насчет фото, топлесс или не топлесс, указаний нет. Тут, я полагаю, каждый решает сам для себя, полагаясь на здравый смысл и воспитание.

Но госслужащие — это госслужащие, речь сейчас идет о юристах и юридической этике. Что характерно, все фигуранты в ранее затронутых скандальных историях – довольно молодые люди. Служительнице Фемиды из Бурятии на тот момент было 30 лет, уснувшему во время заседания судье – 29 лет, зампрокурору Эвенкийского района – 32 года. Неутешительная тенденция прослеживается. Что это, новый формат судей? Молодое поколение? Или в юридических вузах у нас стремятся в головы студентов вместить как можно больше теоретических знаний, забывая при этом о моральной составляющей юридической профессии?

С этими вопросами ПРАВО. РУ/Красноярск обратилось к Александру Петрову, заместителю директора по науке Юридического института СФУ.

"Какое общество – такие и юристы" — это краткий ответ. Но я поясню. Если Сагалаков самостоятельно и добровольно выкладывает в Сеть фотографию, которая может его скомпрометировать, да еще и сопровождает ее соответствующей подписью, считаю необходимым отказать в согласовании назначения его кандидатуры в мировые судьи, поскольку он претендует на должность Судьи, и сам по себе факт наличия обнародованной фотографии с соответствующей подписью следует расценивать как препятствие к занятию судейской должности. И вот почему.

Давайте зададимся вопросом: можно ли увидеть в этой фотографии шутку, современный такой тонкий шарж на самого себя, в конце концов? Конечно. Такая интерпретация вполне возможна. Особенно, если понять контекст появления фото, который мне неизвестен. Представьте, Сагалаков претендовал бы на должность главы правового департамента частной фирмы. Компрометировало бы его такое фото? Конечно, нет. Это его частное дело. Судья же всегда, и особенно в сегодняшней России, должен быть лицом публичным, авторитетным. Общество должно верить в своих судей, чтобы выносимые ими судебные решения воспринимались как законные и справедливые. Основание этой веры в нашей культуре, видимо, лежит в представлении о том, что тот, кто судит тебя, — явно лучше, справедливее тебя самого. В русской культуре, прямо по Юрию Лотману, в руки судьи вверяется судьба человека, поэтому судья в России должен быть немного человеком не от мира сего, менее гедонистичным, современным и праздным. Особенно в судах общей юрисдикции, куда приходят граждане.

Более того, в нашем же традиционном христианско-крестьянском мироощущении стол – это место трапезы, чистое место, не терпящее сраму. В этом плане – мы не американцы. К тому же шутки по поводу своей работы в нашей культуре не должны выходить за пределы рабочего места, особенно — о работе государевой. Это не в культуре. Если люди увидят, что судья или прокурор шутит по поводу бумаг, в которых, может быть, решения целых судеб людей, реакцией нормального русского человека будет, как минимум, презрение и отторжение. Это же надо понимать.

Но все это – одна сторона медали. Есть и другая. Сегодняшний мир, с его вездесущими веб-камерами и манящими фейсбуками, дает очень много возможностей для злоупотребления открытостью информации. Кто даст гарантию, что Сагалакова не "заказали"? У кого из судей или прокуроров нет ни одной компрометирующей фотографии, например, с празднования повышения квалификации или новогоднего корпоратива? Если задаться целью тотально заменить кадровый состав судейского корпуса, то одним из направлений можно выбрать тотальную "фотоохоту". Пока мы имеем лишь единичные случаи, они могут принять характер эпидемии, так как все мы грешны", — прокомментировал ситуацию Александр Петров.

Председатель Арбитражного суда в отставке, Заслуженный юрист РФ, член Совета КРО АЮР Тамара Машкина в настоящее время находится за пределами Красноярского края, мы созвонились с ней по телефону. "Безусловно, высшие суды рекомендуют судьям не размещать информацию о себе в социальных сетях, а также информацию, касающуюся их профессиональной деятельности, обсуждать дела, которые им приходилось рассматривать", — сказала Тамара Ивановна и пояснила, "в данных случаях я не считаю себя вправе комментировать поступки конкретных судей. Вы спрашиваете, можно ли назвать это новым поколением? Думаю, здесь нужно разбираться в их психологии.

Более подробный комментарий Машкиной мы планируем получить и опубликовать после ее возвращения в Красноярск – в конце апреля.

Ирина Шиколова